СаратовСегодня

 
Материалы

Кто занял «детское место»?

В сознании россиянина понятие «летний детский лагерь» прочно ассоциируется не только с пионерами, красными галстуками, утренним зовом трубы и выдаваемыми по расписанию конфетами, но и с лучшими годами беззаботного детства. Как сегодня развивается лагерная сеть и кто занял «детские места» на берегу Волги?

Выборные паровозы

До главных выборов Саратовской области остается ровно 50 дней. Главными электоральными драйверами этой кампании являются безусловно врио губернатора Валерий Радаев и партия «Единая Россия». Но выборы – командная игра. Кто в команде обеспечивает динамику процесса, а кто его «динамит», став электоральным пассажиром?

Навстречу финалу

Предварительное голосование «Единой России», состоявшееся 28 мая, определило тех, кому предстоит побороться за мандаты депутатов Саратовской областной Думы. Но стать кандидатом, и быть в сентябре депутатом – далеко не одно и то же. Что же показал праймериз?

В области потеряны почти 50 видов растений и животных!

Как сделать так, чтобы Год Экологии не превратился в профанацию, сколько видов животных и растений исчезли в Саратовской области за последние годы и почему в регионе не могут выпустить новое издание Красной книги рассказал декан факультета, заведующий кафедрой морфологии и экологии животных СГУ имени Чернышевского, доктор биологических наук, профессор и заслуженный деятель науки РФ Геннадий Шляхтин.

15:30, 09 декабря 2015

Россия – улыбайся!

Член общественной палаты Саратовской области Елена Столярова посетила региональный Гражданский форум и поделилась своими мыслями о том, что предлагают молодые общественники, и что им стоило бы узнать.
Вчера вечерние блуждания по Сети выдали мне потрясающую штуку – запись новостной программы «Вести» на канале, который сейчас называется «Россия 1», от 1 февраля 1992 года. Буквы МММ на заставке службы новостей, тройка лошадей, которая мчится на экране… Светлана Сорокина читает с листа новости, изредка прерываясь на собственные комментарии. Читает слегка запинаясь, ошибаясь и поправляясь в прочитанном.

Мы уже от такого отвыкли, избалованные вылощенными телеведущими и всем остальным антуражем, начиная от дизайна заставок и «отбивок», и заканчивая подачей новостных сюжетов. То, что мы смотрели в 1992 году, выглядело бы сегодня как передача, сделанная самодеятельным коллективом подростков, играющих «в телевизор», если бы не сами новости и события того дня – 1 февраля 1992 года.

Горящий Тбилиси, бойня в Нагорном Карабахе, Ельцин и Кравчук при помощи американских советников делят армейские подразделения и оружие, которое осталось на территории Украины, Черноморский флот отходит Киеву, мировое сообщество озабочено ядерным оружием, которое оказалось на территории бывшей Туркмении. В России началась либерализация цен и совершенно дикие толпы людей ломятся в магазинах с пустыми прилавками за какими-то синими голенастыми курами с гребешками и когтями.

Светлана Сорокина озабоченно подсчитывает, сколько стоит буханка хлеба в разных городах, а тогдашний министр сельского хозяйства объясняет, что надо переходить на индивидуальные методы работы и лучше быть собственником, чем колхозником.

Ностальгических чувств от увиденного почему-то не возникло: я вновь увидела нищую, страшную Россию, страну в самом начале новой дороги. Эти толпы людей, выхватывающих синих куриц друг у друга из рук… В каких-то драповых пальто с черными воротниками, мужчины в пыжиковых шапках, женщины – в платках, голодная толпа, которую надо было вести куда-то в будущее, в новую жизнь.

И я вдруг увидела эту новую Россию, в которую мы пришли спустя почти 24 года после того 1 февраля 1992-го. Мы стенаем по поводу кризиса, нам, видите ли, сегодня не удастся поехать на отдых в Египет и Турцию, а в Крыму и Костроме сервис не тот. На «автопроме» ездить западло, а на «майбах» не хватает – кризис замучил.

Наверное, такие ролики и новостные выпуски надо показывать сегодня массово и каждый день для того, чтобы все смогли оценить путь, пройденный страной. Интересные и нарядные женщины и мужчины на улицах, придирчивые покупатели в магазинах, новогодние очереди в гипермаркетах и тележки, в которых покупки переваливаются через край, навороченные смартфоны и планшеты буквально у каждого, выбор профессии, бизнеса и услуг. Гражданская активность, общественные инициативы, реальные возможности для самовыражения. Военная, культурная и научная мощь государства. То, что мы подчас считаем лозунгами и пропагандой – это ведь, оказывается, все правда, и пройденное расстояние по сравнению с тем, с чего начинали – огромно.

Сегодня же участвовала в гражданском форуме. И на переговорной площадке по развитию туризма как основы для воспитания патриотических чувств слушала выступления, в том числе, и членов общественной палаты России – гостей форума. Слово взял Дмитрий Чугунов, молодой человек, член ОП РФ. Поскольку его как-то слабо представили участникам заседания, потом только узнала, что это общественный активист, лидер движения «СтопХам».

Тридцатилетнему Дмитрию Чугунову в феврале 1992 года было 6 лет, и вряд ли он отчетливо помнит ту Россию. Так вот, он весьма эмоционально доказывал, что всех россиян искалечили 90-е годы, что развивать туризм в стране надо начинать с улыбающихся пограничников. А то возвращаешься из-за рубежа, а на тебя смотрят сурово, и не только пограничники, так что хочется и хочется обратно «в домик» по выражению общественника. И вообще, по его мнению, в нашей стране все сурово, и корни такого отношения – в тех же 90-х. Дмитрий Чугунов вспомнил библейскую историю, как Моисей водил евреев 40 лет по пустыне в ожидании, пока не вымрут те, кто помнил рабство, и так освободил еврейский народ. Наверное, так же надо поступать с теми, кто пережил лихие 90-е, чтобы пограничники встречали своих соотечественников с улыбкой?

Я даже расстроилась, слушая лидера «СтопХама». Классическая ситуация отцов и детей. Не Чугунов ее придумал, и не он первый в этом конфликте. Остро резанули призывы активиста ориентироваться в организации туризма на западные стандарты, констатация невозможности отечественного туризма в нынешних условиях. И в этом негодовании Дмитрия Чугунова есть изрядная доля несправедливости по отношению к тем, кто дал его поколению возможность и заниматься общественной деятельностью, и возвращаться домой. Наверное, это его родители, которым сегодня в районе 50-55 лет, а также все поколение тех, кого надо «водить по пустыне», чтобы они поскорее вымерли, чтобы не напоминали молодым про страшненькие 90-е годы?

Пройдет еще лет 20, этот же «СтопХам» найдет в какой-нибудь Сети еще более новой России такой же архивный новостной ролик, и задумается о том, что же их, уже старшее поколение, сделало для России, кроме того, что научило пограничников улыбаться.

Елена Столярова