СаратовСегодня

 
Материалы

Кто занял «детское место»?

В сознании россиянина понятие «летний детский лагерь» прочно ассоциируется не только с пионерами, красными галстуками, утренним зовом трубы и выдаваемыми по расписанию конфетами, но и с лучшими годами беззаботного детства. Как сегодня развивается лагерная сеть и кто занял «детские места» на берегу Волги?

Выборные паровозы

До главных выборов Саратовской области остается ровно 50 дней. Главными электоральными драйверами этой кампании являются безусловно врио губернатора Валерий Радаев и партия «Единая Россия». Но выборы – командная игра. Кто в команде обеспечивает динамику процесса, а кто его «динамит», став электоральным пассажиром?

Навстречу финалу

Предварительное голосование «Единой России», состоявшееся 28 мая, определило тех, кому предстоит побороться за мандаты депутатов Саратовской областной Думы. Но стать кандидатом, и быть в сентябре депутатом – далеко не одно и то же. Что же показал праймериз?

В области потеряны почти 50 видов растений и животных!

Как сделать так, чтобы Год Экологии не превратился в профанацию, сколько видов животных и растений исчезли в Саратовской области за последние годы и почему в регионе не могут выпустить новое издание Красной книги рассказал декан факультета, заведующий кафедрой морфологии и экологии животных СГУ имени Чернышевского, доктор биологических наук, профессор и заслуженный деятель науки РФ Геннадий Шляхтин.

14:12, 10 февраля 2017

Для меня это доверие. И это самое главное — Володин

Спикер Государственной думы РФ Вячеслав Володин рассказал в интервью корреспонденту ИД «КоммерсантЪ» Андрею Колесникову о пути к креслу спикера парламента и о собственном видении принятых госдумой резонансных законов.
В кабинете Вячеслава Володина висит живописный портрет Владимира Путина с собакой. Президент и собака на этом портрете в ромашках. Просматривается трудноуловимая художническая ирония.

— Это художник Сергиенко,— пояснил Вячеслав Володин.— Питерский. Достойный.

— Видимо, из прежнего кабинета картина переехала?

— Да. Конечно.

— А из какого количества кабинетов переехали вы сами уже? Прежде чем вернулись сюда, в Думу.

— Когда пришел в Государственную думу, а был 1999 год. Было очень интересно. Было много людей таких ярких!

— Да и вы, я помню, вы были одним из самых контактных людей, и, по-моему, не только в «Единой России». Всегда можно было подойти и получить ответ, и не соскучиться… И так все изменилось…

— Мне было 35 лет! И здесь очень много было таких политических тяжеловесов! Большая конкуренция… Могу одно сказать: если ты свою работу не любишь, то не будет получаться. И в принципе ходить на работу, если тебе это неинтересно, смысла никакого. Это явно закончится тем, что наживешь какие-то болезни. Поэтому работа должна нравиться, она должна увлекать, ты должен ее однозначно любить.

— А, то есть вам это все еще и нравится! А работать первым замом главы администрации тоже нравилось?

— Конечно.

— И разве не больше нравилось, чем работать сейчас спикером?

— Вообще-то ни для кого не секрет, что начиная с 1999 года я всегда избирался в Государственную думу от Саратовской области. И в 2011 году избрался, хотя после выборов и не пошел работать в Госдуму, а остался работать в правительстве, а потом перешел в администрацию президента.

— Все думали, что и в этот раз не пойдете.

— Было решение президента. Для меня это доверие. И это самое главное.

— А у вас не было чувства разочарования, оттого что надо уходить из администрации, где, наверное, далеко не все дела были сделаны? Чувства незавершенности не осталось в тот момент, когда вы поняли, что вы уходите в Госдуму, из-за того, что чего-то не сделали в администрации президента?

— Вообще, вот так жизнь сложилась, что познакомился с президентом в 2001 году, где-то в начале сентября… Евгений Максимович Примаков в тот период времени был главой фракции «Отечество—Вся Россия» в Думе. Я у него первым заместителем. И Евгений Максимович для себя принял в тот период решение уйти с должности руководителя фракции, фактически я узнал об этом в момент разговора с ним, когда мы поехали в одной машине, и он даже мне не объяснил, куда мы едем. Потом уже я понял, когда мы въехали на территорию Кремля и зашли на второй этаж и подошли к кабинету, где висела табличка «Президент Российской Федерации Путин Владимир Владимирович». Дальше состоялся разговор, где Евгений Максимович предложил меня на должность руководителя фракции вместо себя. Так состоялось наше знакомство. Потом прошло время. Состоялся разговор с президентом, и он сказал, что было бы правильно сосредоточиться на работе в партии. Для меня, не скрою, ближе была работа именно в исполнительной власти. Но для себя внутреннее решение принял: нужно слушать его и принять это за правило. И вот вместе с Андреем Юрьевичем Воробьевым, который возглавил исполком «Единой России», мы на протяжении пяти лет работали и занимались партией. А затем переход в правительство. Тоже неожиданный. Состоялся разговор с Владимиром Владимировичем, он был председателем правительства, и, соответственно, я пришел работать руководителем аппарата. А потом уже в администрацию.

— А верно говорят, что вы заняли вот эту должность в администрации президента не в последнюю очередь благодаря тому, что в свое время, когда шла предвыборная президентская кампания, вы подхватили, близко к сердцу приняли идею ОНФ, показали свою эффективность, и, когда пришло время сменить Владислава Юрьевича Суркова, этим человеком стали вы?

— Во-первых, идея ОНФ принадлежит нашему Президенту Владимиру Владимировичу Путину. Он был председателем правительства и инициировал создание ОНФ в том виде, который мы вместе уже с другими исполнителями постарались реализовать, как он задумал.

— Можно же было по-разному к этому отнестись. Можно было спокойно работать в этом направлении, а можно было со всем энтузиазмом.

— А нельзя работать спокойно в направлении, когда ты работаешь с людьми! Работаешь, создавая общественное движение! Этим жить нужно!

— А если говорить про этот цикл, выборы по одномандатным округам — ваша идея?

— Это идея нашего президента Владимира Владимировича Путина. Вообще, если говорить об этом, он всегда был сторонником более открытой модели выборов…

— Но в свое время кто же тогда упразднил такие выборы?

— Вы помните, когда выборы проходили, президента, он сам инициировал установку веб-камер на всех избирательных участках, с тем чтобы снять любые разговоры про какие-то технологии и так далее! Хотя тогда для всех это было неожиданностью.

— Вы несколько раз за время этого разговора сказали, что исполняете волю Владимира Путина. И в администрации это было, и в правительстве. И здесь, в Думе, вы чувствуете себя исполнителем воли президента?

— Да.

— Я подумал о том, что вам нужно, мне кажется, быть именно в этой должности, по ее формату, более независимым в стратегии и в вашей собственной повестке. Именно на этой работе.

— Смотрите, если президент говорит о том, что парламент должен быть эффективным, институт должен быть уважаемым, а решения должны приниматься в интересах страны, то в моем понимании это ровно то, чем я должен заниматься.

— А, просто так совпало?

— Дело не в том, что совпало, а дело в том, что если ты в политику пришел в составе политической структуры, победившей на выборах при поддержке своего лидера, а наш президент — это моральный лидер партии, он ее создатель, и в этом плане он имеет полное право напутствовать и говорить о том, как он видит развитие и работу парламента. Ведь это видение основано на том, что его партия победила! А мы начинаем искать какие-то лазейки, премудрости… И что тут надо отодвинуться, здесь надо показать самостоятельность, независимость… Это неправильно! Так себя могут вести председатели оппозиционных партий. Они сами избирались не благодаря, а вопреки. А оппонентов у власти и так хватает.

— Хорошо. А могут быть теперь пересмотрены какие-то законы, принятые прежним составом Думы? Скорректированы? Например, «пакет Яровой».

— По некоторым возможно. Допустим, по закону, связанному с декриминализацией наказания за насилие в семье, это произошло. Потому что объективности ради просто надо это признать: раньше была совершена ошибка. И соответственно, побои, имеющие отношение к нанесению ущерба здоровью, но не влекущие его расстройства… ссадины, синяки… Они были отнесены к наказанию куда более жесткому, чем, допустим, побои, влекущие расстройство здоровья. Это сотрясение головного мозга, когда человек на несколько дней попадает в больницу, представьте себе! Ошибку поправили. Более того, эта ошибка была еще связана с тем, что, допустим, если отец дал сыны подзатыльник. Это наказывалось уголовным наказанием. Относилось к уголовной статье. А если сосед дал затрещину просто ребенку, то это административная ответственность. Если два брата подрались, то уголовная ответственность, а если подрался с соседом, то административная. То есть мы с вами понимаем, что такую ошибку нужно было исправлять. И ее исправили.
Вот мы приняли достаточно серьезный блок законов, связанных с развитием социально ориентированных НКО. И «закон Яровой» надо посмотреть, исходя из правоприменительной практики. Необходимо время для того, чтобы мы посмотрели, как реализуется норма, какие возникают проблемы, а дальше уже субъекты законотворческой инициативы, будь это правительство или депутаты, могут инициировать изменения.

— А вам не кажется, что надо из закона об НКО убрать словосочетание «иностранный агент»?

— Ну, здесь всегда есть выбор! Быть или не быть иностранным агентом! Не получают деньги от иностранного государства — и не будет, соответственно, формулировки «иностранный агент». Кстати, именно так поступила Людмила Михайловна Алексеева, известная правозащитница и руководитель Хельсинкской группы, она сказала, что отказалась от иностранного финансирования и для нее реноме и уважение внутри страны дороже, чем те деньги, которые она могла бы получить.

— И в ПАСЕ российская делегация не вернется пока, видимо?

— В ПАСЕ не вернемся, пока не будут отменены дискриминационные нормы регламента, которые позволяют, причем небольшому количеству членов ПАСЕ, лишать голоса национальные делегации. Если эта норма в регламенте будет отменена, Россия вернется. И кстати, нужно отдать должное председателю ПАСЕ Педро Аграмунту, буквально вчера он прислал письмо по итогам консультаций с членами ПАСЕ. Он в рамках постоянного комитета ПАСЕ предложил, и его коллеги поддержали, что необходим диалог, и предметом ближайшего обсуждения как раз будет рассмотрение вопроса регламентных норм и участия российской делегации. Он стремится, чтобы все-таки в ПАСЕ было 47 стран-участниц, и мы за это. Но нам важно, чтобы права делегации были защищены. И где-то в начале марта состоится Парламентская ассамблея в Мадриде, куда от Государственной думы поедут Петр Олегович Толстой, Леонид Слуцкий для обсуждения вопросов, как раз связанных с процедурой регистрации и участия национальных делегаций в работе Парламентской ассамблеи. Это в том числе предмет письма, которое прислал Аграмунт.

— Нигде, я вижу, вам не скучно. Этот срок депутатских полномочий вы точно проведете в Думе, и, по сути, вы еще после этого будете относительно молодым человеком. Должны же быть по определению амбиции у политика. Вы вообще думали, что дальше будет с вами? Или для вас воля президента в данном случае имеет главное значение? Вот опять что он скажет, то и будет?

Не было у меня никаких планов. Никогда не думал, что перейду работать в правительство. Не было планов перехода в администрацию. Переход в Думу — неожиданный. Но везде старался через самореализацию качественно сделать работу. А ее много. Законов у нас 2343 на момент начала этой сессии было — с учетом того, что где-то немногим более тысячи законов внесены прежним составом, а остальные были внесены начиная с 1993 года. И в этой связи нам необходимо организовать профессиональную экспертизу законопроектов и выстроить системный подход. Вот закон о защите животных, резонансный, лежит в Думе длительное время. Почему? Закон о черных списках пассажиров в авиационных компаниях тоже лежит. И таких законов накопилось, которые общество ждет, полно.

— А к абортам как вы относитесь?

— Эта тема деликатная, с одной стороны. Потому что… как вам сказать… Тут надо исходить из того, что женщина, которая принимает такое решение, она принимает его, исходя из причин! Вот эти причины у каждой женщины могут быть свои! Бывает ситуация, когда по-другому никак! Под одну гребенку нельзя грести. Сколько случаев, столько и ситуаций! Тем более жизненных!

Полная версия интервью опубликована на сайте ИД «КоммерсантЪ».