СаратовСегодня

 
Материалы

Навстречу финалу

Предварительное голосование «Единой России», состоявшееся 28 мая, определило тех, кому предстоит побороться за мандаты депутатов Саратовской областной Думы. Но стать кандидатом, и быть в сентябре депутатом – далеко не одно и то же. Что же показал праймериз?

В области потеряны почти 50 видов растений и животных!

Как сделать так, чтобы Год Экологии не превратился в профанацию, сколько видов животных и растений исчезли в Саратовской области за последние годы и почему в регионе не могут выпустить новое издание Красной книги рассказал декан факультета, заведующий кафедрой морфологии и экологии животных СГУ имени Чернышевского, доктор биологических наук, профессор и заслуженный деятель науки РФ Геннадий Шляхтин.

10:34, 29 июля 2015

От тюрьмы да от сумы…

Отцы науки политологии часто справедливо называли деньги кровью политики. В нашей области это сравнение, наверное, тоже справедливо. Особенно для некоторых политиков от оппозиции, которые могут остаться без доноров – спонсоров накануне выборов
Депутат Госдумы от ЛДПР Антон Ищенко в очередной раз потребовал отставки главы УФСИН по Саратовской области Александра Гнездилова. Сколько раз он уже радел за права заключенных и подследственных своими депутатскими запросами, сосчитать трудно, потому как активничает в этом направлении уважаемый депутат Госдумы практически ежеквартально. Создается впечатление, что есть какой то негласный план – раз в квартал метать молнии в саратовских силовиков, раз в полгода – в региональное Мининформпечати с его грантовыми конкурсами. Почему вдруг именно такие цели?

Начнем с того, что Антон Ищенко своих политических амбиций не скрывает и готовится стать непременным участником общеобластных избирательных кампаний. Но это если получится, потому как даже во вторичном выдвижении от партии на предстоящие выборы в Госдуму есть определенные сомнения. И уж совсем не факт, что у него получится второй раз стать депутатом Госдумы. Да, Антону Ищенко надобно сильно постараться, и он это хорошо понимает, и, думаю, здраво оценивает свои невеликие политические и медийные ресурсы, которые не то что победы – участия не гарантируют.

Да, есть в России регионы, где представители ЛДПР в законодательной власти и политике, являясь оппозицией регионально власти, этой властью уважаются и воспринимаются как конструктивные партнеры, а не политиканы–критиканы. К сожалению для области, Антон Ищенко скорее критикан-политикан в саратовской политике, а не конструктивный оппозиционер. Так себя поставил, так построил свою карьеру, сумел задеть за личное и вызвать к себе совершенно заслуженное отношение. Как отмечают саратовские политологи, Антон Ищенко стал пусть небольшим в силу малой политической весомости своей фигуры, но все же обременением для области. Причем, обременением уже не нужным ни власти в регионе, ни населению, ни, вполне возможно, собственной партии.

Но избираться очень хочется… Если с властью не построилось партнерства, то ее надо «мочить» из всех медийных орудий, и желательно не получать сдачи. А вот сдача через СМИ выдается, и с таким перевесом в контенте, что критика Ищенко становится вообще не эффективной. Логика проста – если в области хорошо и власть успешна, то оппозиции плохо. Про явные и видимые успехи власти, в представлении Ищенко власть рассказывает посредством Мининформпечати. Поэтому его регулярные атаки на это ведомство можно расценить как попытку организационной дестабилизации вражеской информационно – пропагандистской системы. Цель для оппозиционного политика вполне достойная и рациональная, только исполнение носит скорее отрицательный для Ищенко результат. Его поверхностные наскоки с повторяющимся набором претензий усилили внутреннюю деятельность ведомства и оценку качества работы Мининформпечати в правительстве области. Хотел ослабить – на деле усилил. Не первый раз такое у Антона бывает.

Еще раз повторим – Антон Ищенко как депутат Госдумы уважаем прежде всего за статус депутата. В его лице властью и государством уважается, извините, не конкретное некрасивое лицо очередного несостоявшегося в этой жизни пока еще политика, а Конституция, закон, Госдума, народ РФ и выбор этого народа. Того народа, что, выбирая Жириновского и ЛДПР, доверил им выбрать и Ищенко в Госдуму. А тот, в свою очередь, получил высокий статус депутата и возможности этого статуса. В частности – писать воззвания и запросы с требованиями отставок саратовских правоохранителей и быть уверенным в том, что каждый такой выпад будет проверяться властью. Ведь сказал депутат, голос народа, избранник народа…

Меня не покидает ощущение, что в политике и жизни Ищенко живет чужим и заемным. Непонятный бизнес, вокруг которого какие то смутные и мутные полуслухи. По крайней мере, нет ничего яркого и достойного, никакого имиджево выигрышного стартапа. В политике его паровозом стал агитпоезд ЛДПР, а разгонной ракетой в космос федеральной политики Жириновский персонально. Про уважение как депутата вообще говорить не будем, оно обеспечено теми действительно уважаемыми депутатами, кто был до него, сегодня рядом с ним и завтра будет вместо него. Вот тот же Рашкин, к его деятельности и политическим взглядам можно относиться по-разному, пусть он считается радикалом даже в КПРФ, но он десятилетиями шаг за шагом шел к своей политической вершине. Ну как можно сравнивать политическую весомость Ищенко и Рашкина, хотя оба оппозиционные власти депутаты?

Так вот про УФСИН и Александра Гнездилова. В далекие 90-е, и даже в начале 2000–х, основными спонсорами наших пламенных коммунистов были люди, у которых были клички. Потом такие же спонсоры стали появляться и у ЛДПР. Не была особенной в этом отношении наша область, во многих регионах обелившийся криминал вкладывался в региональные оппозиционные партии, чтобы иметь защиту от правоохранительной системы государства, встающей после постперестроечного нокаута. Поэтому если деньги – кровь политики, то для саратовских оппозиционных партий эта кровь стала криминальной в некоторой пропорции. Такое политическое наследие в виде регионального отделения ЛДПР получил Антон Ищенко. Не исключено, что некоторые спонсоры партии, или кореша спонсоров партии или их бизнес партнеры, находятся на постое в подведомственных Александру Гнездилову учреждениях. И очень хотят послабления в суровом быту. Где там наш праведный депутат, который должен портить нервы руководителям УФСИН до тех пор, пока конкретные сидельцы не получат послаблений?

Ищенко хочет быть избранным, наверняка будет на предстоящих выборах баллотироваться по одномандатному округу. Он проиграет округ, нет в этом сомнений, но в кампанию будет вкладывать много денег, чтобы пройти по партсписку. Откуда возьмет он эти деньги? Самофинансирование нашему «успешному» бизнесмену может оказаться не по деньгам, чревато очередным скандалом, тут по прошлой кампании еще не все долги отданы. В регионе у серьезных предпринимателей денег найти будет крайне трудно, не будут они финансировать Ищенко, он им бесполезен и даже вреден. Остаются не очень серьёзные предприниматели, которые могут стать посидельцами у Гнездилова в силу собственного менталитета. Но так надо ж показать эффективность «страховки от тюрьмы» на понятных примерах.

Заведя себя в безвыходную политическую ситуацию, такой вот депутат в чаянии следующего срока может начать дружить с теми, кто очень быстро из друга превратится в теневого владельца. Вот ведь вопрос – КПРФ и ЛДПР политические соперники, делят голоса протестного электората, которые выцарапывают у «партии власти» всеми правдами и неправдами. Но в Саратовской области Ищенко и Алимова чаще всего действуют заодно. Какой там электорат, какая политическая конкуренция между партнерами? Они производят впечатление людей, кушающих из одного котла, где некий теневой владелец подливает по тарелкам кому сколько положено. И владелец не велел ругаться, а то от котла отлучит и счет за съеденное выставит.

Если подобная версия верна, то оценку политической состоятельности и вменяемости Антона Ищенко надо пересматривать. Допустим, что у саратовских коммунистов могли сохраниться и преумножиться некие обязательства перед былыми и сегодняшними тайными спонсорами, которые не желают, чтобы их фамилии и размер помощи публиковались в газете «Правда». Допустим, что относительный мир между Ищенко и Алимовой тоже дело рук таких спонсоров. Но почему тогда представители КПРФ не бьются за права заключенных, требуя проверок, отставок, пугая запросами, нервотрепкой и головомойкой от начальства? Неужели этот функционал отведен другому депутату, который поглупее и которого не жалко, если что? Для кого такой депутат на самом деле выполняет такую неблагодарную работу? Он сам не понимает, что превратился в шестерку на распасах у правильных людей? Конечно, предвыборное безденежье может некоторых довести до политического побирушества, но такое вот побирушество и до тюрьмы может довести. Не надо зарекаться. А ведь там и запросы с призывами и пикетами вспомнят добрым словом и учтут при выборе места для посидеть.